VI.JPG

Глава Allseeds Group Вячеслав Петрище: Россияне со своими мелководными портами и "тюлькиным" флотом не конкуренты Украине по подсолнечному маслу

Эксклюзивное интервью главы Allseeds Group Вячеслава Петрище агентству "Интерфакс-Украина"

 

Вопрос: Украина завершила уборку подсолнечника, намолотив его, по официальным данным, свыше 11 млн тонн. Как вы считаете, есть ли потенциал для роста урожая подсолнечника в Украине в краткосрочной перспективе?

Ответ: Я думаю, что реально собрали около 12 млн тонн семян подсолнечника. Исходя из того, что на сегодняшний день его урожайность в среднем по Украине достигла 21 ц/га, а лучшие урожаи составляют и по 35-40 ц/га, какой вывод можно сделать про будущее? Что потенциал роста урожайности есть, и, как минимум, в два раза, но только в том случае, если в страну будут заходить новые технологии и украинские фермеры будут готовы их внедрять.

 

Вопрос: Какого качества семечку вы получаете на заводе? Это зависит от региона поставки?

Ответ: По качеству семечка у нас разная, к сожалению. Есть и 50% масличность, и 38%. Очень часто это зависит действительно от региона. В этом году на юге Украины семечка худшего качества, чем на севере. Смотрите, мы с началом сезона переработки приняли небольшое маркетинговое решение - ввели базисную масличность при приемке семян на заводе 44%. Все, что ниже, мы стали дисконтировать при расчетах с продавцом, на каждой тонне. С другой стороны мы дали производителям стимул продавать семена, дающие больший выход масла. Те, кто поставляет семена на уровне (базисной масличности – ИФ) или с большей, чем базисная, масличностью, получают премию – 300 грн/тонна. На рынке большинство наших конкурентов вообще не проверяют масличность семян, но это несправедливо, нужно мотивировать производителя. Он должен знать, что при хорошей масличности, он получит более высокую цену за поставленные переработчику семена.

 

Вопрос: В начале каждого сезона фермеры придерживают подсолнечник у себя на складах в ожидании более высоких цен. В этом году этот “механизм” уже сработал?

Ответ: В этом году, вы правильно говорите, многие фермеры так и поступили. Они сделали это по двум причинам. Одна из них – очень позитивная, как по мне: если фермер не продает семечку, значить у него есть деньги. Значит, фермер, слава Богу, в хорошем финансовом состоянии и будет и дальше заниматься производством, в т.ч. выращивать семечку. Но есть и негативная причина сдерживания продажи. Фермеру не в тех суммах, как обычно, нужны были средства для проведения осенних полевых работ, из-за засухи они были скомканы, сжаты, многие даже не сеялись в этом году. Когда едешь по трассе Киев-Одесса, то видишь, образно говоря, четыре поля зеленого цвета, все остальные – черного, цвета пахоты.

 

Вопрос: Весной они опять сделают ставку на подсолнечник?

Ответ: Да, придет весна, семечка находится "на руках" у фермеров, они ее будут по мере необходимости выбрасывать на рынок, хеджируясь от инфляции и девальвации, потому что предстоящие весенне-полевые работы будут нелегкими, много площадей придется сеять и пересеивать. Поэтому, я предполагаю, что, как и в прошлом году, будет делаться ставка, прежде всего, на подсолнечник, сою, а затем на кукурузу, цены на которую ну просто ниже низких. А подсолнечник, все-таки, в последние годы дает аграриям если не джек-пот, то серьезную стабильность.

 

Вопрос: Видите ли вы перспективу роста закупочных цен на подсолнечник?

Ответ: Я думаю, что перспектива, о которой вы говорите, уже закончилась. Я бы рекомендовал фермерам продавать семечку, не потому что она мне нужна, а потому что эта моя рекомендация обосновывается цифрами. При нынешнем урожае в 12 млн тонн (а я уверен, что мы в Украине собрали не менее 12 млн тонн подсолнечника), что подтверждается и серьезной аналитикой, цена уже обвалилась до 9200-9500 грн/тонна. Совсем недавно она доходила до 11000 грн/тонна. Сегодня аграрии говорят: "Это временно, цена вырастет!" Но я не вижу потенциала роста по банальной причине - нет перспективы роста цен в мире на масло и на шрот, в мире "сумасшедший" урожай сои. Но на цену семечки активно влияет курс гривни, потому что выручка от продаж масла идет в валюте и в случае девальвации цены могут пойти вверх.

 

Вопрос: Насколько активной была в этом сезоне конкуренция российских и украинских трейдеров на внешних рынках?

Ответ: На сегодняшний день Украина не имеет достойных конкурентов в мире в сегменте подсолнечного масла. Россия конкурировала с Украиной только локально, на рынках Турции и Египта. Как теперь, при санкциях России в отношении Турции, сложится ситуация, трудно сказать. Сейчас турки начали более активно выходить на нас. Они переработали всю свою семечку, но по сегодняшний день еще выполняют российские импортные контракты по маслу. Кроме того, после вступления в силу Договора об ассоциации Украина-ЕС, в отношении нашего масла отсутствуют импортные пошлины со стороны ЕС, а для российского масла они есть. Ну и, уж точно, Россия не может с нами конкурировать на рынках Индии и Китая.

 

Вопрос: В случае, если санкции России в отношении Турции вступят в силу, мы сможем занять долю России на турецком рынке?

Ответ: Конечно, сможем. У россиян нет глубоководных портов, они возят масло малыми партиями, так называемым "тюлькиным" флотом. А Украина обладает крупными, глубоководными портами. И это обстоятельство формирует еще одно наше конкурентное преимущество над российским растительным маслом. В наших портах можно грузить как большие танкера, так и малые, а у них – в основном малотоннажные.

 

Вопрос: В этом году были сняты санкции с Ирана, насколько привлекателен для вашей компании этот рынок?

Ответ: Для Украины это очень перспективное направление. Иран – восточная, но достаточно небедная страна со своими кулинарными изысками. Как и все восточные страны, они очень много жарят и потребление подсолнечного масла здесь довольно значительное. На сегодняшний день иранцы потребляют пакистанское, индийское масло, которое завозят контрабандным путем. Но если граница официально откроется, перед нами предстанет солидный привлекательный рынок масла Ирана. Надо отметить, что иранцы уже обращаются к нам с предложениями о покупке нашего масла. Правда, они говорят, что санкции с них то вроде сняли, но пока они физически этого не ощущают, поскольку все еще есть проблемы с прохождением платежей с Запада. Думаю, что после Нового года в этом вопросе все должно проясниться.

 

Вопрос: Ваша компания намерена продолжать развитие проекта маслодобывающего комплекса в порту "Южный" и сразу после пуска завода получила координаты под собственный причал! Когда приступаете к его строительству?

Ответ: К сожалению, в нашей стране слова чиновников часто расходятся с их делами. На открытии нашего завода в июле губернатор Одесской области Михэил Саакашвили под объективами десятков телекамер настоятельно "попросил" Администрацию морских портов Украины выделить нам координаты под необходимый для продолжения проекта причал, заявив: "Землю мы найдем!". Вскоре АМПУ свое дело сделала. Однако, в соответствии с законодательством, дела по землям водного фонда находятся в компетенции облгосадминистраций, и спустя почти полгода согласование для нас по земле там и находится - в "компетенции"… В ответ на наше, еще июльское, обращение никто нам ничего не подписал! Может в нашей стране никому не нужен такой инвестиционный проект, предполагающий создание в регионе до 5000 дополнительных рабочих мест, и все еще справедливо летнее утверждение руководителя области про "маленькую мафию": "Владельцы частных причалов договорились и не пускают другие компании, это усложняет инвестиции в регион".

 

Вопрос: Но компания "Укрлэндфарминг" уже получила место для причала в акватории порта "Южный"?

Ответ: Сейчас сложилась странная ситуация вокруг причалов в порту "Южный": много разговоров, много каких-то "подковерных" переговоров и т.п. возни. Для нас представляется крайне странной информация о выделении дополнительного места под причалы компании "Укрлэндфарминг", которой на сегодня уже выделены, как минимум, два участка в акватории Аджалыкского лимана. Так вот заметьте: за последние годы "Укрлэндфарминг" не построил здесь ни одного причала, ни одного объекта портовой инфраструктуры. Соответственно, какой-либо еще землеотвод по ним для подобного строительства – уж очень сильно "попахивает"… Если не сказать большего! Передача дополнительных мест под причалы компании, которая ничего не строит, а только декларирует, на мой взгляд, выглядит довольно странно и нелогично с точки зрения государства.

Наша же компания не словом, а делом доказала, как можно инвестировать в Украину даже в такое сложное, прямо скажем, военное, время. Мы готовы к продолжению реализации нашего проекта маслодобывающего комплекса в порту "Южный", который немыслим без возведения собственных причалов с зерновым терминалом.

И, безусловно, мы будем следить за развитием ситуации вокруг земель водного фонда в порту "Южный", добиваться решения здесь нашего "земельного вопроса", действуя в публичной плоскости, информируя общественность, в том числе через ваше агентство.

 

Вопрос: Как быстро будет построен причал, в случае, если землю выделят?

Ответ: Само по себе разрешение на землю, которая отдается под причал, – это начальная точка пути, после которой нужно согласовывать массу других документов. На это уходит примерно восемь месяцев или даже год. Это "10 кругов ада" перед тем, как начнется проектирование. Само проектирование плюс строительство – это еще два года. Но, к сожалению, очень многие не понимают, согласовывая эти документы под причал, что он неосновной объект и неглавная наша цель, а только "начало продолжения". Это только одна из составляющих, потому что нужно развить еще и железнодорожную инфраструктуру. Причал ведь нужен для тех объектов, которые будут его, этот причал, обеспечивать работой – это нынешний завод, его вторая очередь плюс "соевый" завод, зерновой терминал… И на все это надо около $400 млн инвестиций. Их привлечение чрезвычайно затруднительно, если у тебя нет перспективы заиметь причал. Инвесторы интересуются, в том числе и тем, где предполагается переваливать продукцию предприятия? Мы это делаем на своей инфраструктуре или становимся заложниками портовых монополий?

 

Вопрос: То есть, для вас принципиально важным остается вопрос строительства собственного перевалочного комплекса?

Ответ: Повторяю, это для нас "начало продолжения". В 2016 году мы хотим начать активно проектировать вторую очередь комплекса, представляющую собой фактически копию уже действующего цеха на 2400 тонн в сутки, после этого - третью. Мы посмотрели по срокам, что можем начать строительство завода со второй половины 2016 года. Раньше не имеет смысла, потому что в таком случае не успеем к сезону, а это экономически неэффективно.

 

Вопрос: Сколько семечки переработаете в этом сезоне?

Ответ: В этом году мы хотим переработать около 500 тыс. тонн семян подсолнечника. К сожалению, первоначальный план был выше, но на этапе запуска у нас возникли проблемы с гранулятором лузги. Очень "фирменным", кстати. Мелочь, но это как в анекдотической истории с хорошим "Мерседесом" - колесо пробито и ехать как-то не очень удобно!.. (Смеется). Сейчас мы на нашем "Мерседесе" то две тысячи тонн перерабатываем в сутки, то одну. Это, в принципе, нормальное состояние для нового завода. Мы знаем из практики, что в Украине новые заводы осваивались по два-три года. И не комплексуем по этому поводу: у нас там прекрасный руководитель, отличный заводской персонал, который со всеми проблемами и проблемками справится.

 

Вопрос: Ваш завод может также перерабатывать сою. В текущем сезоне вы работали с этой культурой?

Ответ: Да, у нас "мультикультурный" завод. Но мы не планировали в этом году переработку сои и рапса. Сегодня мы видим на рынке достаточно подсолнечника и работаем с ним.

 

Вопрос: Но многие переработчики в этом сезоне заинтересовались переработкой сои, почему?

Ответ: Хороший вопрос. Я думаю, может кто-то и испытывает у нас в этом году дефицит семечки. Но если более общо, то, конечно, соя очень перспективна для Украины по двум резонам. Во-первых, производство и переработка сои дает стране высоколиквидные товары экспортного назначения - высокопротеиновый шрот и масло. Во-вторых, использование сои в кормопроизводстве дает ее эффективную конверсию в мясо, и активизация инвестирования в животноводство, увеличение поголовья скота может повлечь за собой спрос на сою и увеличение ее производства. Возьмите Данию - там поголовье свиней больше, чем количество населения. Они снабжают мясом весь мир. В нашей стране сам Бог велит при правильных подходах заниматься животноводством и переплюнуть Данию. У нас и затраты на производство дешевле, и рабочая сила дешевле, газ, вода – тоже… Но сегодня Украина продает свой протеин в виде шротов, зерна по всему миру, в ЕС, в том числе и в Данию, которая производит из нашего "сырого" протеина продукцию с высокой добавленной стоимостью – мясо и мясопродукты. Конечно, не все так просто, в мире действительно существует разделение труда, защита национальных рынков, агрессивный протекционизм, но нашему государству и национальному бизнесу надо стремиться к увеличению локализации переработки сельхозсырья в стране.

 

Вопрос: Возможен ли рост спроса на подсолнечное масло со стороны Индии и Китая в долгосрочной перспективе?

Ответ: Он уже сегодня растет! Это два рынка, на которых из года в год увеличивается потребление масла. Многие индийские и китайские компании раскрутили свои бренды на том, что украинское подсолнечное масло – это healthy oil, полезно для здоровья и т.д. То, что в Индии и Китае будет падать спрос, – это сказки. Потому что люди, которые вложили деньги в бренд, будут его продвигать, а значит, товар должен быть представлен на полке. И еще одно, из оптимистичного - подсолнечное масло как относительно недорогой энергетический продукт очень эффективно с точки зрения семейного бюджета в любой стране, даже с низкими доходами населения, его стоимость в потребительской корзине занимает очень незначительную долю. И это поддерживает не снижающийся и даже растущий спрос на него.

 

Вопрос: Да, но на внутреннем рынке Украины за последние два года на бутилированное мало цены выросли значительно.

Ответ: Это обратная сторона того, что масло в Украине является экспортным товаром. Но то же самое и с продуктами переработки зерна! Цены мирового рынка, а также курс гривни к основным мировым валютам напрямую влияют на цены на масло, крупы, муку, хлеб. К сожалению, для нашего малообеспеченного населения, доступность для которого продуктов первой необходимости должно защищать государство.

 

Вопрос: Имеете ли вы возможность поставлять подсолнечный шрот в Китай?

Ответ: Китайцы весьма внимательны к качеству импортных товаров, особенно к карантинным, фитосанитарным требованиям. Не являются исключением и шроты масличных культур. Насколько мне известно, еще в конце лета китайские фитосанитары сформулировали украинской стороне предложения, из которых, том числе, выплывает, что они готовы сертифицировать наши предприятия на предмет соответствия их требованиям. Сейчас идет согласование текста соглашения, мяч на китайской стороне. Наш Минагропрод пытается упростить процедуру сертификации, мотивируя китайцам тем, что у нас много мелких заводов, сертифицировать которые будет довольно долго. Как по мне, в этом процессе нам надо быть по разумному уступчивыми, не застревать в мелочах. Реально на Китай будут грузить шрот большие предприятия, производящие гранулированный шрот. Мелкие предприятия, маслопрессовые, вырабатывающие в основном жмых, в этом точно участвовать не будут. Мы, Allseeds, построили современное предприятие, вопросы качества сырья и продукции на котором возложены на независимые иностранные лаборатории, и готовы к таким проверкам китайских коллег. Милости просим!

 

Вопрос: В будущем украинский рынок переработчиков ждет глобализация?

Ответ: Я бы назвал этот процесс скорее концентрацией. Мелкие производители уже проигрывают в конкуренции с крупными.

 

Вопрос: Мощности по производству растительных масел в Украине уже сейчас составляют порядка 14-15 млн тонн?

Ответ: Я не знаю, откуда идет эта информация. Мы когда взяли и проанализировали тот лонг-лист предприятий, которые всегда участвуют в статистике, то у нас получился наш шорт-лист. Этот набор мощностей, о которых вы, очевидно, говорите, включает все маслобойки с объемом переработки порядка 1 млн тонн. Это в основном нетоварная семечка, которую производители в учете и отчетности не показывают, однако продукция от ее переработки в течение года все равно "вылезает" и закрывает часть рыночного потребления. Есть несколько новых соевых заводов, один из которых, например, у "Астарты", но они работают только на сое. Есть Пологовский МЭЗ, который исторически работает на двух линиях – одна на сое, вторая – на подсолнечнике. Есть ряд малых, еще советских, заводов, которые уже много лет не работают, но в статистике мощностей присутствуют. Есть заводы на Донбассе, национализированные "республиками". У "Креатива" мощности по переработке 850 тыс. тонн, но кто-нибудь верит, что они будут загружены в этом году? Я не верю. На самом деле мощностей предприятий, которые принципиально претендуют на переработку подсолнечника, порядка 10-11 млн тонн, но точно не 16, и не 18 млн тонн. Я думаю, нам светит дефицит не сырья, а мощностей, он будет просматриваться, особенно в следующем сезоне, когда урожай подсолнечника можно ждать на уровне 13,5 млн тонн. По крайней мере то, что посеяно подсолнечника будет много – это и к гадалке не ходи!

 

Вопрос: Как обстоят дела в компании с возмещением НДС?

Ответ: С возмещением НДС у нас были проблемы в январе-августе этого года. На каком-то этапе нам показалось, что фискалы в этом вопросе нас просто игнорируют. Может, через кадровую чехарду: ушел один руководитель, долго выбирали нового главу, пока он пришел, пока разобрался… Но здесь я хочу сказать спасибо коллегам-налоговикам: с сентября мы получаем экспортный НДС в автоматическом режиме, соответствуя установленным определенным критериям для этого.

 

Вопрос: Считаете ли целесообразным введение экспортной пошлины на сою?

Ответ: Я считаю, что нужно совершенно спокойно вводить экспортные пошлины на такую сырьевую продукцию, как соя, рапс. Я разговаривал по этому поводу с министром (аграрной политики – ИФ), с рядом депутатов. Опыт действия экспортной пошлины на семена подсолнечника показал свое позитивное влияние на возрождение в Украине масложировой отрасли. Что еще обсуждать?

 

Вопрос: Ваша компания работает по форвардным программам? Как обстоят дела с их выполнением аграриями?

Ответ: Да, мы так тоже работаем. Но я был неприятно удивлен в этом году. Я как-то думал, что что-то в головах фермеров ментально-позитивное произошло, есть более прозрачные агрохолдинги, значит должны выполняться контракты, взятые обязательства… Ничего подобного. Правда, это не всех касается. Есть добросовестные партнеры, которые как выполняли, так и выполняют контракты, но есть компании - патологические нарушители обязательств. Мы, кстати, опубликуем блэк-лист этих "бизнесменов", если в результате переговоров последней надежды они не проявят воли к деловой порядочности.

 

Вопрос: Каков ваш прогноз по цене подсолнечного масла в мире на этот год?

Ответ: Цена плюс-минус 800 $/тонна. Я считаю, что в лучшем случае она будет колебаться на этом же уровне, а в худшем, думаю, пойдет вниз.

 

 

"Интерфакс-Украина"

banner-ukr.gif

Новини